“Отравился брюшками семги”, — вздыхает по телефону Саша, — “Не приду сегодня”. Это уже в седьмой раз. Поначалу ничего подозрительного не было: кто не любит тухлую семгу? Но после пятого раза я заподозрил неладное, а после восьмого осенило: Саша крепко пил.

Или вот, познакомьтесь, Алексей. Вскоре после приема на работу начал пахнуть сыром. Запах с каждым днем становился крепче и изысканней. Когда он перерос букет ароматов советского гастронома, я пошел намекать, что пора в душ. На следующий день Алексей появился свежим, со струящейся шевелюрой, как в рекламе шампуня. Только чтобы продолжить выдерживать свой аромат снова.

В общем, при приеме на работу я много чего не замечал:

  • Проблемы с алкоголем
  • Проблемы с гигиеной
  • Прокрастинацию 70-го уровня
  • Нытье на жизнь.

Однажды я принял на работу дизайнера, который много молчал и казался толковым. Как выяснилось, он недавно приехал из Киргизии и понимал русский немногим лучше, чем я киргизский.

Надо было что-то делать. Раз уж я не могу оценить кандидата, может быть и не нужно пытаться — так, как это делают оркестры в Америке.

Всю дичь в сторону

Представьте, что вы в свободное время взяли пару уроков кларнета и, воодушевившись, собрались на прослушивание в Филармонию Лос-Анджелеса.

Кроме конкурса в 500 человек на место, поводов для беспокойства у вас особо нет:

— Не надо переживать из-за цвета галстука и вспотевшего лба

— Редактировать Фейсбук и Твиттер, расшаривая статьи на профессиональные темы и накручивая лайки

— Упражняться в НЛП: зеркалить жесты и подстраиваться по дыханию

— Не нужно перебирать в уме советы бесноватых кадровиков (если спросят о недостатках, обратите вопрос в свою пользу: “Вы знаете, я — трудоголик”).

“Передовыми” техниками недавнего прошлого вас тоже пытать не будут:

— Дирижер не будет повышать себе самооценку вопросом: “Почему вы хотите работать именно у нас?”

— Солист не будет глумиться, задавая дурацкие вопросы типа: “Сколько теннисных шариков войдет в самолет?”

Слепой метод

Вместо всего вышеперечисленного, вам предстоит слепое прослушивание. Вы будете играть из-за ширмы, а члены оркестра — оценивать исполнение. Все что нужно — это хорошо сыграть.

Став стандартом в Америке, метод радикально изменил не только то, как компании нанимают, но и сами оркестры. Например, женщин стало на 30 процентов больше.

Опыт нашей команды

Мы в Icons8 делаем бесплатные иконки, а также софт для иконок, и продаем по всему миру. Соответственно, наша команда — это дизайнеры, программисты и маркетологи. Вся работа — удаленная.

Новых коллег находит тот из нас, кто разбирается в предмете.

При этом он или она старается отбросить когнитивные искажения и не обращать внимание на:

— Пол, возраст, семейное положение, место жительства, марку телефона и так далее. Что-то из этого спрашивать нельзя по закону, что-то неприлично. О чем-то интересно поболтать, но это не должно быть критерием.

— Предыдущий опыт: в любом случае, дизайнеров, зарабатывающих созданием иконок, немного. Еще меньше онлайн-маркетологов, знающих толк в нашей извращенной монетизации.

— Зарплату. Мы соглашаемся на ту, которую нам называют, не торгуясь.

Основа разговора — это какой-то челлендж, который мы стараемся решить вместе с кандидатом. Например, такой. Важно, чтобы это не было экзаменом, а совместным брейнстормингом.

Если все хорошо и мы чувствуем, что рядом с этим человеком готовы прожить всю жизнь, мы стараемся сосредоточиться на одном — способности создавать рабочий продукт.

Для этого мы даем платное тестовое задание.

Платное тестовое задание

Тестовое задание должно быть настоящим, в результате которого мы получим настоящий результат — иконки, которые мы сможем опубликовать, функция программы или публикация для блога.

Другие требования:

  1. Тестовое задание нужно хорошо описать: результат не должен получиться кривым из-за того, что мы его плохо сформулировали (примеры для фронт-энд программиста и юзабилити-специалиста).
  2. Задание должно быть таким, чтобы его можно было сделать за 1-2 недели.
  3. Чтобы его можно было выполнить самостоятельно.
  4. Мы просим измерять затраченное время (для нас подошел Hubstaff)
  5. После одного инцидента в прошлом году, мы оплачиваем задание только если оно доделано до конца (либо если сами прервали его выполнение).

Наш опыт

Мы используем метод с 2013 года. Тогда мы искали разработчика, выбирая из трех кандидатов: Ирины, Ивана и Сергея.

Все трое выглядели блестящими кандидатами, однако в результате тестового задания:

  1. Иван сделал очень мало, при этом задал огромное количество вопросов, мало относящихся к делу. Последней каплей был вопрос о том, кто платит за банковский перевод. При цене вопроса в 12 рублей я чувствовал, что мы работаем для галочки дрейфуем не туда. Я поблагодарил за сотрудничество, заплатил 291 доллар, и на этом мы расстались друзьями.
  2. Ирина пропала. Потом извинилась, попросила еще неделю, и пропала опять. Если бы она была единственным кандидатом, мы бы потеряли 22 дня.
  3. Сергей сделал больше, чем было указано в задании. Он задал больше других вопросов, и все они были по существу.

Успех метода был налицо: если бы не слепой метод, мы бы не знали, кого из троих выбрать. Более того, разбирая почту много времени спустя, я наткнулся на письмо коллеги:

Сергей немного смущает, слишком прямой. Остальные — интересные.

Не помню, что именно имелось ввиду под выражением “прямой”, но субъективное мнение оставило бы меня с двумя другими кандидатами, а Сергей даже не получил бы возможности проявить свои навыки.

С тех пор мы постоянно используем этот метод. Все, кто в нашей команде после 2013 года, прошли через тестовое задание: маркетологи, аналитик, программисты, сисадмин и даже финансовый директор. Присоединяйтесь.